Минск превратился в перевалочный табор. И ведет с Европой пинг-понг на нервах

Новости


В Минске творится какой-то сюр. Представьте спокойный по-советски неторопливый город с широченными проспектами, населенный (так уж сложилось) русскими и белорусами. Теперь он заполен арабами.

Фото: ТАСС

В Минске творится какой-то сюр. Представьте спокойный по-советски неторопливый город с широченными проспектами, населенный (так уж сложилось) русскими и белорусами. Теперь он заполен арабами. Доверху.

Они кругом. Идут по проспектам с тюками, чемоданами. С рюкзаков свисают болотные сапоги – модная нынче обувь для штурма границы. Распевают какие-то молитвы на ходу, глядя в смартфоны (видимо, таков он — мусульманский онлайн). Заполняют собой торговые центры (минчане уже побаиваются ходить в ТЦ «Галерея», которую иракцы избрали своим Багдадом). Женщины прижимают к груди детей, сидят на тюках. Мужики сбиваются в кучки, кучки – в небольшую толпу, и Минск осторожно, по-белорусски вежливо огибает эти странные острова. То ли с испугом, то ли с брезгливостью, то ли с состраданием.

— Дурдом! – переживает мой знакомый минчанин. — Арабы на каждом шагу – люди в шоке. Причем, знаешь, Володь, что страшно – прям видно, что у приезжих заканчиваются деньги. Сначала они жили в гостиницах, на квартирах, теперь многие на грани нищеты, перебиваются в фастфуде, кочуют по городу…

Никто не знает точно, сколько их (почти вся статистика, включая смертность граждан от ковида, засекречена) – но только в одном из спальных районов города замечено до 500 беженцев, а минчане говорят – в городе как минимум десять тысяч.

Хотя Белоруссия быстро привыкает к чудесам. И смиренно терпит. Здесь все уверены в подоплеке: Запад и Минск нащупали больные мозоли друг-друга и начали на них топтаться. Евросоюз бьет санкциями, а в ответ получает мигрантов!

Никто не знает точно, сколько их (почти вся статистика, включая смертность граждан от ковида, засекречена) – но только в одном из спальных районов города замечено до 500 беженцев, а минчане говорят – в городе как минимум десять тысяч.

Никто не знает точно, сколько их (почти вся статистика, включая смертность граждан от ковида, засекречена) – но только в одном из спальных районов города замечено до 500 беженцев, а минчане говорят – в городе как минимум десять тысяч.

Фото: ТАСС

За месяц до великого курдского похода на Польшу, и без того безумная история превращается уж в совсем гротескное. Предчувствуя, что дело плохо, поляки и литовцы согнали к границам армии. И началась тихая война. Арабы идут в леса, в болота, режут проволоку, но бестолку — европейцы ловят нарушителей и запихивают обратно в Белоруссию.

Этот пинг-понг в самом разгаре. Несчастные иракцы и сирийцы мечутся как зайцы по границе.

Некоторые говорят, что это Лукашенко подстроил. Да нет, жизнь заставила людей отчаяться и пойти ударным клином к полякам.

Хотя, белорусские силовики, кажется, готовы уже помочь арабам прорвать кордоны, чтобы избавиться наконец от этих восточных клиентов. Ведь возвращать их в переполненный «туристами» Минск тоже нельзя. Иначе мощное оружие против Европы очень легко может ударить по самой Белоруссии.

И вот уже арабы режут колючую проволоку на границе специальными кусачками. Вопрос — откуда взялись кусачки? Ответ — откуда и болотные сапоги. Готовились люди…

Но и поляки полны решимости никого не впустить.

Варшава и Вильнюс обвиняют Минск в эскалации напряженности, Лукашенко сетует генпрокурору России Краснову, что агрессивное НАТО стягивают танки, и громко грозит, что «предпримет меры».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Хочешь победить миграцию? Возглавь её!

Политический обозреватель kp.ru о том, почему Германия извлекает из миграции пользу, а Россия — только проблемы (подробно)



Источник

Оцените статью
Полезные советы - BigSoviet